Разделы


Материалы » Наследство белой вороны, или почему образ Дон Кихота не дает покоя читателям и писателям » Тень хитроумного идальго

Тень хитроумного идальго

Уже больше четырех веков мчится на своем Росинанте хитроумный идальго Дон Кихот Ламанческий сквозь время и пространство, оставляя в душах людях недоумение, восхищение, удивление и…зависть. Именно зависть. Ведь не каждый из нас за свою жизнь решается сделать хоть что-то, что выбивается за рамки, так называемого, здравого смысла, принятых норм поведения. Дон Кихот – настоящая белая ворона, именно в этом кроется непреходящий интерес и любовь читателей к хитроумному идальго, имя которого уже давно стало нарицательным.

Вторая после Библии книга по числу языков, на которые она переведена, «Дон Кихот» – библия человеческой души. Вернее, того, к чему эта душа все время стремится и что ей не всегда удается. В Дон Кихоте, как в зеркале, отражаются люди и характеры, и не искажаются при этом, как он искажается во всех, а отражаются прямо и правдиво. Кому не хотелось плакать и смеяться, следуя за благородным кабальеро? Кто на любой картине или рисунке не узнает тощего рыцаря и его верного приземистого оруженосца? После троянского, Росинант, наверное, самый известный конь в литературе. Старые мятые доспехи Дон Кихота только все больше сияют с каждым годом, время как будто полирует их. Как бы между делом, Дон Кихот говорит, пожалуй, одну из своих самых важных фраз в романе: «Моя жизнь, Санчо, – это всечасное умирание, а ты и умирая все будешь питать свою утробу». И здесь важно не то, что жизнь такая штука, от которой, конце концов, умирают, а то, что жить надо «на разрыв аорты», по-настоящему, пусть это настоящее только твое и только ты его видишь. Самое главное в Дон Кихоте – он не скован условностями. Он проживает свою жизнь так, как он хочет ее проживать.

Белые вороны потому и белые, что отличаются от всех других не тем, как они выглядят, а тем, как они видят окружающее. Для них удивительно, что все остальные черные, потому что и они, по идее, должны быть белыми. Как Дон Кихот.


Полезные статьи:

Андре Жид (Andre Gide) 1869–1951. Фальшивомонетчики (Faux-Monnayeurs) — Роман (1926)
Место действия — Париж и швейцарская деревушка Саас-Фе. Время сознательно не уточняется. В центре повествования находятся три семейства — Профитандье, Молинье и Азаисы-Ведели. С ними тесно связаны старый учитель музыки Лалеруз, а также дв ...

Сатира конца 20-х – начала 30-х годов
К концу 20-х гг., начинает исчезать из произведений 3. «смеховая избыточность» и вместо смеющегося Гоголя вдруг проявляется лик Гоголя страдающего. В сатирических рассказах Зощенко отсутствуют эффектные приемы заострения авторской мысли. ...

Кутузов и Наполеон
Анализ громадной, очень сложной исторической фигуры Кутузова иной раз тонет в пестрой массе фактов, рисующих войну 1812 г. в целом. Фигура Кутузова при этом если и не скрадывается вовсе, то иногда бледнеет, черты его как бы расплываются. ...