Разделы


Материалы » Концепция мира и человека в творчестве Генриха фон Клейста » Правда и мистификация в комедии «Разбитый кувшин»

Правда и мистификация в комедии «Разбитый кувшин»
Страница 4

Граф Ф. и маркиза д’О восстанавливают своё внутреннее единство, гармонию. Графа Ф. вновь стали принимать в доме маркизы, он снова принялся ухаживать за графиней. Что же касается общества, то «в силу греховности самого миропорядка» (3.553 – «um der gebrechlichen Einrichtung der Welt» 1.48) граф всеми был прощён за свой поступок.

По словам М.И. Бента, финал новеллы, демонстрирующий семейное согласие, выражает позитивистскую концепцию. Главным для Клейста является человек, примирившийся с противоречивостью мира, нашедший сложное равновесие между личностным началом и окружающей действительностью.

Новелла «Землетрясение в Чили» не столь оптимистична, как предыдущая. По мнению В. Д. Демченко, в центре новеллы оказывается огромное потрясение (в данном случае, землетрясение) – то, что вырывает людей из устоявшегося уклада привычных связей, заставляет человека обнажить все чувства в неравном поединком с судьбой (20.20).

Так и в этой новелле главные герои, Херонимо и Хосефа, погибают. Поэтому определение «новелла судьбы», распространённая некоторыми исследователями на все повествовательные произведения Клейста, особенно применима к этой новелле.

Превратности жизни влюблённой пары Херонимо и Хосефы, приговорённых к смертной казни, определяются стихийным бедствием. Паника, охватившая жителей во время землетрясения, подаёт героям надежду на спасение. Землетрясение происходит не только во внешнем, но и во внутреннем мире людей. Состояние души Херонимо соответствует динамической картине внешнего мира.

В самом начале новеллы Херонимо, находясь в тюрьме, тщетно пытается выбраться оттуда: «Напрасно старался он изыскать какой-либо путь к спасению , он натыкался на запоры и стены, а его попытка перепилить оконную решётку повлекла за собою, когда была обнаружена, ещё более строгое заключение». Но стихийное бедствие всё перевернуло. Херонимо снова на свободе. Но эта свобода не доставляет ему радости, так как нет рядом любимой женщины. Несмотря на это, герой не отчаивается, не поддаётся этому року, преследующего его: «Затем выплакав своё горе, он поднялся и, так как среди горючих слёз в душе его снова возродилась надежда, начал обходить местность во всех направлениях».

Клейст проводит параллель между двумя мирами. Автор хочет сказать, что успокоение внешнего мира ведёт к успокоению человеческой души, мятежной и отчаявшейся. Таким образом, окружающая среда непременно влияет на внутреннее состояние человека (в данном случае, благоприятно).

Стихийное бедствие рушит устои государства и границы между людьми: «На полях, - всюду, куда только ни достигал взор, - лежали вперемежку люди всех званий и состояний: князья и нищие, знатные дамы и крестьянки, государственные чиновники и подёнщики, монахи и монахини, и все жалели друг друга, помогали друг другу . словно общее несчастье смело в одну семью всех тех, кто его избежал.» (3.512 – «Auf den Feldern, so weit das Auge reichte, sah man Menschen von allen Ständen durcheinanderliegen, Fürsten und Bettler, Matroner und Bäuerinnir, Staatsbeamte und Tagelöhner, Klosterherren und Klosterfrauen: einander bemitleiden, sich Wechselseitig Hilfe reichen… als ob das allgemeine Unglück alles, was ihm entronnen war, zu einer Familie gemacht hätte».

Но это только затишье перед самой настоящей бурей, которую предчувствует Донна Элисабета: «она лишь нерешительно и с вздымающейся от волнения грудью приступила к сборам в путь, а на вопрос, что с нею, ответила, что сама не знает, какое тягостное предчувствие её гнетёт…» (3.434 – «…mit helftig arbeitender Brust, die kleinen Anstalten zum Aufbruche zaudernol betreiben sah, und sie, auf die Frage: was ihr fehle? Antwortete: sie wisse nicht, Welch eine unglückliche Ahndung in ihr sei…».

Неминуемая гибель ждёт Херонимо и Хосефу, отправившихся в церковь вместе с другими людьми, чтобы послушать торжественную мессу по поводу чудесного спасения некоторых горожан.

Едва люди пришли в себя и в буквальном смысле почувствовали почву под ногами после её сотрясения, как возобновились старые счёты, воскресло старое изуверство, ожили церковь и инквизиция, ужасы, мрачные и мрачнейшие, стали сменять друг друга.

По мнению М. И. Бента, Клейст видит и изображает мир как нечто, находящееся в процессе распада и становления.

Казалось бы, вновь восстановленная гармония одержала победу над роком. Но судьба приготовила последний удар: в конце новеллы Херонимо и Хосефа, чудом спасшиеся, становятся жертвами религиозных фанатиков.

Они не могут противостоять обстоятельствам и законам реального мира, с которым им приходится сталкиваться. Н. Я. Берковский указывает на то, что, по Клейсту, нужны чрезвычайные условия для мира среди людей, обыденность – повод и арена для взаимоистребления.

Страницы: 1 2 3 4 5


Полезные статьи:

Сказки Екатерины II
Сказки Екатерины ІI, которые можно считать первыми литературными сказками в истории русской литературы. Замечательно то, что не обладая особым писательским талантом и не являясь знатоком русской литературы, Екатерина II написала сказки в ...

Особенности детской литературы
Много лет не стихающий спор вокруг вопроса о том, существует ли специфика детской литературы и необходима ли она, решился в пользу признания специфики. Большинство писателей и критиков выступили “за”. Как ни парадоксально, самую крайнюю т ...

Петербургский период Пушкина, его влияние на лирику
Петербург Пушкина отличается от Петербурга Гоголя. У него он светский, театральный. Он сам так писал о своей жизни в столице: «Жизнь моя в Петербурге ни то ни сё. Заботы о жизни мешают мне скучать. Но нет у меня досуга, вольной холостой ж ...