Разделы


Материалы » Религиозные взгляды Ф.М. Достоевского » Философско-христианские взгляды ф.м. Достоевского

Философско-христианские взгляды ф.м. Достоевского
Страница 1

Вопрос о бытии Бога Достоевский считал главным в нашей жизни. " . Не как мальчик же я верую во Христа и Его исповедую, а через большое горнило сомнений моя осанна прошла . ". " . Вопросы о том, есть ли Бог и есть ли бессмертие . первые вопросы и прежде всего"[2],– говорит Алеша Карамазов. Тот, кто над этими вопросами не задумывался, обречен на пустую жизнь. И ответить на главные вопросы должно только утвердительно. Достоевский не верил в возможность абсолютного атеизма: "Никто не может быть не убежден в существовании Бога. Я думаю, что даже и атеисты сохраняют это убеждение, хотя в этом и не сознаются, от стыда, что ли . ". Отрицающий Бога попадает в логический тупик: рационально доказать, что Бога нет, он не может– слишком много неизвестного есть еще на Земле. Он начнет нам говорить о пороках церкви, укажет на противоречия в Писании, на слабость древних людей, выдумавших для утешения себе Бога. Но не о Боге будет говорить этот человек, а о людях, их пороках и несовершенствах. Говорит князь Мышкин: "Сколько я ни встречался с неверующими и сколько ни читал таких книг, все мне казалось, что и говорят они . будто не про то, хотя с виду и кажется, что про то". Так, Ницше, объявляя о смерти Бога, вынужден бороться с моралью, а отсюда и со "слабыми и неудачниками", мораль придумавшими. Тем не менее, Достоевский продумывает разные виды приближения к атеизму и следствия из него.

Помня о "полифоничности" творчества Достоевского, рассмотрим его героев, которые находятся ближе всего к атеистическому мировоззрению. Самый логически последовательный из героев-атеистов– Кириллов. Его Бог измучил до болезни, до помешательства. Он уверен, что "Бог необходим, а потому должен быть", но, с другой стороны, убежден: " . Его нет и не может быть". [3] Его душу разрывают пополам две страшных силы: с одной стороны, ему даровано свыше ощущать "пять или шесть секунд" "присутствие вечной гармонии". "Как будто вдруг ощущаете всю природу и вдруг говорите: да, это правда". Он признается: "В эти пять секунд я проживаю жизнь и за них отдам всю мою жизнь, потому что стоит". [4] Сам Бог стучится в сердце Кириллова: как тут не уверовать? Но другая, не менее могущественная, сила, не дает ему верить– невероятная гордость. Он утверждает, что "жизнь есть боль, жизнь есть страх", "все подлецы" и люди нуждаются в другом мире– мире гордости и свободы. Для достижения его надо лишь прекратить выдумывать Бога и выказать своеволие: самому стать на место Бога, и тогда и люди, и Земля переменятся физически, исчезнет время. Бесспорно, Кириллов обладает огромной силой, если его богоборческие суждения выдерживают живое восприятие Бога. Однако выбор все же должен быть сделан, колебания не для таких людей, как Кириллов. Для него это выбор– вопрос жизни и смерти. "Неужели ты не понимаешь, что человеку с такими двумя мыслями нельзя оставаться в живых? "– спрашивает он у Верховенского. И выбор сделан– он сделан в рассуждениях Кириллова о том, что все хорошо: "Кто с голоду умрет, а кто обидит и обесчестит девочку– хорошо". Для Кириллова стерта граница между добром и злом, для него существуют только счастье и свобода; в этом смысле он говорит: " . Все хороши", т.е. свободны. Тот, кто научит, что "все хороши", тот "мир закончит", и "имя ему – человекобог" (предвосхищение ницшеанского сверхчеловека!). Одна мысль не дает покоя Кириллову: "Неужели никто на всей планете, кончив Бога . не осмелится заявить своеволие в самом полном пункте? " Этот же вопрос будет мучить и Ницше. Видимо, с Богом до конца не покончено; нужен акт абсолютного своеволия, чтобы раз и навсегда доказать: Бога нет, и человек свободен. "Ставрогин . не верует, что он верует",– говорит Кириллов. Это же мы можем сказать и по отношению к нему. Он желает верить, что Бога нет, но как же быть с теми "пятью секундами абсолютной гармонии"? "Я обязан неверие заявить",– провозглашает он, но как это сделать? Тем более Верховенский поддевает его: " . Вы веруете, пожалуй, еще больше попа". Ответ у Кириллова есть: " . Самый полный пункт моего своеволия– это убить себя самому". Совершивший самоубийство сам станет Богом, ибо проявит полное своеволие и независимость, освободится от страха и смерти и того света. Кириллов жизнью своей желает доказать, что Бога нет. А раз так, то мы сами боги. Эта мысль, по мнению Кириллова, великая. Осознавший ее– "царь, и уже не убьешь себя сам, а будешь жить в самой главной славе".

Страницы: 1 2 3 4


Полезные статьи:

Проблематика детских рассказов Н. Носова
Все элементы произведения литературы, вплоть до отдельных предложений, говорящих о поступке или переживаниях человека, о каком-либо предмете или событии, выступают как детали целостного образа. Писатель не просто сообщает, "информиру ...

«Герой нашего времени»
Печорин-герой совсем иного переходного времени, представитель дворянской молодежи, вступивший в жизнь после разгрома декабристов. Г.А. Печорин – одно из главных художественных открытий М.Ю. Лермонтова. В нем получили свои художественное в ...

«Кара»
За горькую любовь отвечу я сполна. Палач меня лишь заклеймит позором. На эшафоте я стою одна, Повержена во прах суровым приговором. Какой вокруг невыносимый крик! Как издевательства разнообразны! Как дружно все – и мальчик, и старик ...