Разделы


Материалы » Наследство белой вороны, или почему образ Дон Кихота не дает покоя читателям и писателям » Наследство белой вороны

Наследство белой вороны

Перед своей смертью Алонсо Кихано, он же Рыцарь Львов, Рыцарь Печального Образа и Дон Кихот, осудил все рыцарские романы и отрекся от всех своих идей. Даже присутствовавший при этом писарь заметил, что «ни водном рыцарском романе не приходилось ему читать, чтобы кто-нибудь из странствующих рыцарей умирал на своей постели так спокойно и так по-христиански, как Дон Кихот». Но для всех он так и остался Дон Кихотом Ламанчским.

К этому времени слава о его подвигах была уже известна всей Испании, так что Дон Кихот все-таки добился того, о чем мечтал. Все население прониклось к нему и сожалело об его кончине. После смерти Алонсо Кихано Доброго жить в веках остался образ Дон Кихота. Все города и селения Ламанчи оспаривают друг у друга право называться родиной знаменитого рыцаря. Тень Дон Кихота еще долго будет появляться в романах самых разных писателей. А образ долговязого тощего рыцаря и его верного упитанного оруженосца будут так же узнаваемы, как были четыре века подряд.

Дон Кихот – это внутренняя свобода, это умение жить в своей реальности, это осуществленный выбор между условностями нашего бытия и относительными категориями: вечностью, любовью, путем жизни и постижения, познания.

В кроваво-красный закат уходит не хитроумный идальго на Росинанте и оруженосец на осле, а наша мечта о самих себе: сильных и красивых, смелых и отважных, храбрых рыцарях и прекрасных дамах. Дон Кихот Ламанческий, Рыцарь Печального Образа, и Санчо Панса не просто уходят, не оглядываясь, они оставляют длинные-длинные тени, которые доходят до кончиков наших запыленных туфель и зовут за собой. По дороге жизни, к красоте, познанию, любви, свободе.


Полезные статьи:

Зарождение римского эпоса
О раннем римском эпосе мы имеем лишь смутные представления. Какие-то песни во славу предков, видимо, исполнялись когда-то на пирах, но не певцами-сказителями, а пирующими поочередно. Между бытованием этих песен и первыми литературными опы ...

Выводы
Итак, можно сделать такие выводы: · В Брюсове помимо творческого дара художника жил неукротимый дух исследователя, который дерзко вознамерился найти рационалистические «ключи тайн» к самым сокровенным человеческим чувствам, а также понят ...

Пантеизм и позитивизм у Флобера и Бодлера.
Теория чистого искусства – отрицание всякой полезности искусства. Прославление принципа «искусства для искусства». У искусства одна цель – служение красоте. Искусство теперь – способ ухода от мира, чистое искусство не вмешивается в общес ...