Разделы


Материалы » Творчество британской писательницы Хелен Филдинг » Средства художественной выразительности и особенности их реализации в процессе перевода

Средства художественной выразительности и особенности их реализации в процессе перевода
Страница 1

Ирония является одним из наиболее распространенным тропов, применяемых в тексте произведения. Так, например, Бриджит смеется над собой, признавая недостатки своей внешности, поведения, что в некоторой степени является для нее самозащитой. Заявляя о своих изъянах, Бриджит защищает себя от возможных «уколов» в свой адрес. Кроме того, она не лишена чувства и некоторого цинизма, что проявляется в следующих рассуждениях главной героини: “Sometimes I wonder that I would be like if left to revert to nature – with a full beard and handlebar moustache on each shin, Dennis Healey eyebrows, face a graveyard of dead skin cells, spots erupting, long curly fingernails like Struwelpeter, blind as bat and stupid rum of species as there is no contact lenses, flabby body flobbering around” (Иногда я с ужасом представляю себе, на что бы я была похожа, если бы вернулась к своему естественному виду, подаренному мне природой: на каждой голени по густой бороде с длинными усами; заросшие брови, на лице – кладбище мертвых клеток с надгробиями в виде прыщей; длинные, загибающиеся ногти, как у вампира; глаза слепы, как у крота; и я глупо щурюсь, и я глупо щурюсь, словно древняя старуха, поскольку нет контактных линз, отвисшее тело колышется со всех сторон».

Продолжение истории Бриджит Джонс появилось немного позже в романе «Дневник Бриджит Джонс: грани разумного». Это произведение посвящено все тем же проблемам современных женщин, однако на этот раз Хелен Филдинг делает акцент не на проблеме одиночества и отсутствия личной жизни, а на трудностях, возникающих уже в процессе построения отношений с мужчиной. Бриджит предстоит преодолеть множество препятствий на пути к счастливой жизни: обман, козни соперницы, непонимание со стороны любимого человека, отчаяние. Однако все невзгоды и проблемы главная героиня воспринимает с веселой иронией и цинизмом. Она страдает, впадает в уныние, ищет утешения в алкоголе и сигаретах, строит хитроумные планы со своими подругами, но в итоге осознает, что главное — уверенность в своих силах и искренность в отношениях. Бриджит неустанно анализирует свое поведение и поступки, пытаясь определить, где она допустила ошибку. Автор по-доброму смеется над пристрастием главной героини к психологическим книгам, которые являются для нее и советчиками, и утешителями.

Романы о Бриджит Джонс приобрели высокую популярность благодаря актуальности проблем и вопросов, поднимаемых автором. Бриджит Джонс – типичная представительница среднего класса современного европейского общества. Ее история не уникальна, более того, ее жизненный путь, казалось, едва ли мог кого-нибудь заинтересовать: будни одинокой женщины в рутине работы, бытовых проблем и неурядиц в личной жизни. Возникает логичный вопрос: в чем же секрет колоссального успеха романов Хелен Филдинг? Произведение отличается своеобразным стилем, для которого характерно применение различных средств художественной выразительности, а именно:

1) ирония

2) юмор

3) сравнения

4) эпитеты

5) аллюзии и пр.

Для авторского стиля Хелен Филдинг характерно применение окказионализмов, сокращений, просторечных слов, авторских неологизмов, вульгаризмов. Например: “Can’t I tempt you with a gherkin? I said to show I had a genuine reason for coming over, which was quite definitely gherkin-based rather than phone-number-related” [2, 8]. В данном предложении присутствуют два авторских окказионализма, а именно слова gherkin-based и phone-number-related, которые придают тексту определенную разговорность, что, в свою очередь, является одним из признаков индивидуально-авторского стиля. Следует отметить, что передача авторских окказионализмов при переводе может вызывать определенные трудности. В данном случае возможна их реализация двумя способами. Во-первых, это калька, то есть воспроизведение комбинаторного состава слова или словосочетания, когда составные части слова (морфемы) или фразы (лексемы) переводятся соответствующими элементами переводящего языка. Так, например, слово gherkin-based может быть переведено либо как «основанный-на-корнишонах», где используются графические средства, в данном случае, дефисы с целью подчеркнуть окказиональный характер слова; либо как «корнишонно-обусловленный», где слово, несомненно, имеет ироническую окраску и ярко выраженную стилистическую маркированность. Подобная калька сохраняет парадигму оригинала, равно как и его синтаксическую функцию, где он выступает как часть составного именного сказуемого. Тем не менее, употребление подобной кальки едва ли возможно, поскольку структура предложения в русском языке существенно отличается от английской конструкции. По этой причине переводчик Москвичева выбрала второй возможный вариант передачи авторских окказионализмов, а именно описательный перевод: «Может, я соблазню вас огурчиком? – предложила я, желая показать, что истинная причина моего приближения была основана на корнишонах и никак не связана с телефонными номерами». Таким образом, семантика английского предложения полностью воспроизведена, однако присущая ему экспрессивность и стилистические особенности в определенной степени утрачены. Касаемо второго авторского окказионализма phone-number-related можно сказать то же самое. В качестве эксперимента может быть предложен вариант перевода, в котором бы использовались переводческие кальки, сохраняющие форм оригинала. Например: «Может, соблазнитесь огурчиком? – спросила я, чтобы показать, что причина моего приближения была, несомненно, корнишонно-обусловленной, а вовсе не телефонно-взаимосвязанной». Очевидно, что предложенный вариант вызывает серьезные сомнения относительно его пригодности, поскольку для рецептора подобные комбинации чужды и звучат нелепо. При выборе между функциональностью и максимальной приближенностью к оригиналу целесообразнее прибегнуть к прагматической адаптации, сохранив коммуникативную функцию оригинала при незначительной потере его особенностей. Другими примерами авторских окказионализмов являются такие слова, как «rich-but-overbred boyfriend», «end-of-Christmas denial», «tedious-beyond-belief manuscript». Исходя из вышеизложенного материала, можно сделать вывод о том, что Хелен Филдинг создает своеобразные прилагательные, характеризующие описываемый объект или явление, путем слияния нескольких слов. Интересен тот факт, что в романах многократно повторяется авторский неологизм “fuckwittage”, несущий значительную смысловую нагрузку и обладающий своеобразной структурой и колоритом. Слово “fuckwittage” является сложным словом, состоящим из двух основ: fuck + wit. Суффикс –age добавлен ко второй основе слова с последующим удвоением конечной согласной t. В результате семантика нового слова определяется значением каждой его части. Так, первая основа представляет собой вульгаризм, имеющий резко негативное значение: «дрянной», «чертовый», а вторая – имеет общее значение «мудрый», «остроумный». При сопоставлении этих значений образуется слово с буквальным значением «дрянное остроумие». Однако при переводе должны учитываться контекст и лингвистическое окружение лексической единицы. Например: “How dare you be so fraudulently flirtatious, cowardly and dysfunctional? I am not interested in emotional fuckwittage. Goodbye”. Учитывая общий контекст, а также определяющее прилагательное “emotional”, А. Москвичева предлагает следующий вариант перевода: «Да как ты смеешь быть таким двуличным мошенником, трусливым и безответственным! Меня не интересует запудривание мозгов. До свидания!» [2, 27]. Таким образом, переводчик создает псевдонеологизм на основе распространенного разговорного выражения «запудривать мозги». Соответствие подобрано удачно, поскольку отражает не только семантику и отрицательное коннотативное значение оригинала, но и сохраняет стилистическую окраску и экспрессивность. Следует отметить, что слово «fuckwittage» является в романе одним из ключевых в так называемых теориях, создаваемых Бриджит и ее подругами относительно поведения мужчин. Поэтому необходимо одинаково переводить его во всех случаях, создавая таким образом устойчивое словосочетание, выполняющее определенную смысловую и символическую функцию. Как уже отмечалось ранее, Х. Филдинг активно использует субстандартизмы, призванные усилить экспрессивность высказывания. Например: “Oh, that is just such crap, you cowardly, dysfunctional little schmuck. Right”. Слово crap многозначно, в частности, одно из его значений – «дрянь», «пакость». Существует также градация в сторону табуированной лексики, однако нет достаточных оснований утверждать, что автор употребила это слово именно в роли табуированной лексической единицы. Слово schmuck относится к группе вульгаризмов и имеет значение «поддонок», «придурок», «болван». При переводе субстандартизмов важно подобрать соответствие, обладающее той же степенью выразительности, что и оригинал, а также относящееся к тому же пласту лексики, что и слово в ИТ. Так, например, можно было бы перевести приведенное выше предложение следующим образом: «Ах ты, трусливый дурачок…». Совершенно очевидно, что перевод искажает семантику оригинала и является неверным, поскольку оригинал обладает иной степенью экспрессивности и обладает гораздо более негативной окраской. В переводе А. Москвичевой предложение звучит так: «Ах ты трусливая, бестолковая маленькая сволочь! Что ж…».

Страницы: 1 2 3 4


Полезные статьи:

Прозаики и другие авторы
Ахи Ахмед Челеби (1436—1523) Первый медик в империи в период царствования Баязида II и в начале эпохи правления Сулеймана Великолепного. Автор труда о почечных расстройствах и желчнокаменной болезни, о причинах и лечении этих заболеваний ...

Внетекстовое художественное пространство и время в романе А.С. Пушкина "Капитанская дочка". Художественные функции пространственно-временных образов в эпиграфе ко всему роману "Капита
В романе "Капитанская дочка" проявилась типичная черта пушкинской прозы - ее последовательский, аналитический характер. В этом произведении Пушкин выступает и как историк, и как художник-мыслитель, творчески осмысливающий и худо ...

Огненная проповедь/ The Fire Sermon
Глава третья, озаглавленная “The Fire Sermon”, на первый взгляд лишь повторяет все то, о чем повествователь, правда, на языке иных метафорических образов, говорил в главе “Игра в шахматы”: чувственность человека есть причина его опустошен ...