Разделы


Материалы » Игорь Северянин » Биография поэта сквозь призму его творчества.

Биография поэта сквозь призму его творчества.
Страница 3

.Морские волки,

За картами и за вином,

Рассказывали о своем

Скитании по свету. Толки

Об их скитаньях до меня

Дошли, и жизнь воды, маня

Собой, навек меня прельстила.

Моя фантазия гостила

С тех пор нередко на морях,

И, может быть, они – предтечи

Моей любви к воде. Далече

Те дни. На мертвых якорях

Лежат четыре адмирала,

Но мысль о них не умирала

В моем мозгу десятки лет,

вот теперь, когда их нет,

Я, вовсе их не знавший лично,

С отрадой вспоминаю их .

Игорь ЛотаревВ той же поэме мы видим воспоминание о странном сне. Судить о том был ли это реальный сон или художественный вымысел не берусь, но с этим сном из поэмы связано одно обстоятельство, знать о котором надобно.

Игорь Лотарев .Я в детстве видел сон престранный:

Темнел провалом зал пустой,

И я в одежде златотканой

Читал на кафедре простой,

На черной бархатной подушке

В громадных блестках золотых .

Аплодисменты, точно пушки,

В потемках хлопали пустых .

И получалось впечатленье,

Что этот весь безлюдный зал

Меня приветствовал за чтенье

И неумолчно вызывал .

Я уклоняюсь от трактовки

Мной в детстве виденного сна .

Однако были и другие сны. Один из них описан в стихотворении "Неразгаданные звуки":

В детстве слышал я ночами

Звуки странного мотива.

Инструмент, мне не известный,

Издавал их так красиво.

Кто играл? На чем? - не знаю:

Все покрыто тайной мглою;

Только помню, что те звуки

Власть имели надо мною.

Лучше понять происхождение этих "снов" поможет отсылка к стихам, умершей в 36 лет, поэтессы Марии (Мирры) Александровны Лохвицкой. «Она умерла в августе 1905 года, и поэт никогда не был с ней знаком лично, но он выбрал ее своей Прекрасной Дамой, ей он поклонялся, ее славил в стихах». В поэзии "Серебряного века" трудно найти более яркий пример поклонения одного поэта другому, чем поклонение Игоря-Северянина Мирре Лохвицкой. Он посвятил Лохвицкой множество стихов, и много раз использовал в своих стихах ее мотивы. Игорь-Северянин, однако, никогда не задумывался над тем, что столь любезная его сердцу Мария Александровна Лохвицкая была одержима демономанией, причем в тяжелой форме. Он просто шел за ней, повинуясь ее призыву: "За мной, утомленные гнетом сомнений! Вы, пьющие жадно от мутной волны".

Вернемся, однако, к стихотворению "Неразгаданные звуки" (1903), в котором 16-летний Игорь-Лотарев использовал тему таинственного музыканта:

Я боялся этих звуков,

Их таинственного свойства,

Но, когда я их не слышал,

Я был полон беспокойства.

Я любил, когда незримый

Музыкант играл ночами;

Я лежал в оцепененьи

С удивленными очами;

Я лежал в своей кроватке,

Щуря глазки и, дыханье

Затаив, ловил так жадно

Их гармонию рыданья.

Звуков больше я не слышу.

Что они мне предвещали?

Счастье ль в мире равнодушья

Или горе и печали? ( .)

А любил я их, мне мнится,

Потому, что эти звуки

Мне сулили счастье в смерти,

На земле напев лишь муки.

Открыто преклоняться перед Миррой Лохвицкой поэт стал только спустя почти пять лет, хотя потом утверждал, что начало было положено в августе 1905 года сразу же после ее смерти: "Твой голос, мной невпитый, мне знаком"; "И правдивая, и невинная, и красивая! Умерла она, сделав больно нам .". Он приносил ей на могилу цветы, клялся в любви, отмечал в ноябре день ее рождения, приходил на кладбище в мае в свой день рождения, просил у нее совета, брал ее строки в качестве эпиграфов к своим стихам. Он назвал ее именем сказочную страну - Миррэлию, которая по некоторым признакам все же находилась в земных пределах: в окрестностях имения Бельское под Лугой. Сам Игорь-Северянин не страдал демономанией, да и в литературной некрофилии замечен не был, хотя легко мог написать: "Она меня так баловала, следя из-за гроба за мной". Он мог даже попросить у нее помощи в житейских делах:

Все так жалко, так ничтожно .

День угрозней дня .

Дорогая, если можно,

Поддержи меня.

Но несмотря на обилие стихов, посвященных Мирре Лохвицкой поэт не оставил нам точного указания конкретных причин своего молитвенного отношения к ней: "Лишь поэту она дорога, лишь поэту сияет звездой!" Возможно, кое-что объясняет помянутая выше Прекрасная Дама, которая совсем не обязательно должна быть и в жизни наделена реальными талантами и неземной красотой. Но случай поклонения Мирре Лохвицкой как-то не вмещается в стандартные прекраснодамские габариты:

Я Лохвицкую ставлю выше всех:

И Байрона, и Пушкина, и Данта.

Я сам блещу в лучах ее таланта,

Победно обезгрешившего Грех.

Страницы: 1 2 3 


Полезные статьи:

Библиографические хрестоматии и антологии
Второе направление – менее трудоемкий, но при этом эффективный способ донесения знаний из недоступных по каким-то причинам источников. Имеются в виду антологии и хрестоматии, оснащенные библиографическим аппаратом. В середине 1990-х гг. в ...

В.А. Жуковский- родоначальник «немецкой школы» русских писателей
Первым русским поэтом, исходившим в своих переводах стихотворений И.В. Гете из целостного восприятия его поэтической личности, был В.А. Жуковский, родоначальник «немецкой» школы русских поэтов (Д.В. Веневитинов, Ф.И. Тютчев, А.А. Фет, А.Т ...

Комическое бытописание автора
Рационализм уживается с иронией (вспомним сложную трактовку темы безумия в рассказе о Бетховене, двойственное отношение к образу Гомозейки) — и нам станет понятнее двусмысленность оценки героя «Сильфиды» и его поступков. Дух анализа сочет ...