Разделы


Материалы » Письмо Батырши Алиева к Елизавете Петровне » История составлениям "Гарзынаме"

История составлениям "Гарзынаме"
Страница 2

Первые вопросы, поставленные ему в порядке предварительного следствия, касались преимущественно выяснения его чина, родины и местожительства; он на них сразу же коротко ответил, что "отроду ему более 30 лет, а сколько подлинно, сказать не упомнит, природою же де он мещеряк (то есть мишар - принадлежащий к тюркоязычному этносу, ассимилированному татарами и башкирами, - Ред.) Уфимской провинции, деревни Карышевой, в которой он с женою и с детьми и жительство имел, и у мещеряков и у Башкирцев по причине той, что он по их вере и закону учен, избран и по прошению тех народов был он у них муллою, то есть в их делах начальником, которые ему по его должности во всём и послушны были". Но на дальнейшие заданные ему уже по существу дела основные вопросы о чинённом им в Оренбургской и Казанской губерниях бунте и возмущении и о сообщниках его, и с чего такое злое намерение они восприняли, арестант категорически отказался отвечать, мотивируя подобное своё поведение нежеланием кому-либо, кроме самой императрицы, открывать все подробности дела и имеющиеся у него тайны.

На соответственное отношение Тайной Конторы по поводу этих обстоятельств последовал указ Канцелярии Тайных Розыскных Дел, которым предписывалось сообщить арестанту, что "об его намерении было доложено императрице, но последней осуществление его было признано невозможным из-за болезни самого арестанта. Взамен отведённой таким образом личной аудиенции ему предлагалось о всех имеющихся за собою секретах, так ж и о возмущении, о чём он был в Тайной Конторе спрашивав, изложить письменно, написав обстоятельное поношение на высочайшее имя, запечатав своей печатью".

3 ноября обозначенный указ был получен Тайной Конторой и тогда же доведён до сведения арестанта через актуариуса Илью Муратова при личном присутствии также обер-секретаря Конторы Михаила Хрущова. При этом согласно полученному указу, арестант был заверен, что "всё написанное им будет действительно всеподданнейше донесено ея и. в., а сам он, когда освободится от болезни, то взятьем сюда не оставится".

На это предложение арестант выразил полное согласие, но при одном условии, чтобы "всё им написанное никто другой не распечатывал, а прямо б, то доношение за печатью его поднесено было самой ея Елизавете Петровне". При этом он выразил также желание, чтобы для памяти всё то, о чём он прежде был спрошен, ещё раз было истолковано и потом бы переводчик то всё написал ему по-татарски. Просимое было исполнено, и арестант выразил на это полное удовлетворение, прося отсрочки для начала этого дела до следующего утра, когда объявленное доношение он будет писать охотно. На следующий день, утром 4 ноября его опять посетили обер-секретарь Хрущов и переводчик Муратов, снова напомнившие ему о необходимости написания доношения; но он со своей стороны потребовал от обер-секретаря клятвенного подтверждения: что, ни им и никем другим не будет распечатано всё то, что в запечатанном виде будет предназначено лишь для императрицы.

Получив удовлетворительный ответ, арестант изъявил окончательное согласие на составление доношения. Для исполнения намеченного ему были предоставлены чернильница, 7 по-татарски начиненных перьев, белая бумага, связанная в 4 листа, и особый лист для черновых набросков, так как арестант заявил, что "оное доношение прежде станет на особом листе писать начерно, а потом переписывать набело" .

Письмо до императрицы Елизаветы Петровны не дошло, да его и не собирались передавать ей. Узнал ли автор прошения, что его обманули, не известно.

Страницы: 1 2 


Полезные статьи:

Абсурдный человек.
Для абсурдного человека нет вечности. Он принимает то время, которое «ему отпущено жизнью». Мораль воспринимается только одна: данная Богом, он живёт без этого бога. Вся жизнь пронизана бунтом. Человек изначально невиновен, но вседозволен ...

После ссылки
По приезду в Москву Пушкин имел личный разговор с императором. Он признался в том, что среди декабристов было много его друзей, и заявил, что, если бы в день их выступления был в Санкт-Петербурге, он также вышел бы на Сенатскую площадь. Т ...

Литература 50—90-х гг.
Отгремели салютные залпы 1945 г., и началась мирная жизнь. Но могла ли быть «мирной» жизнь советских людей? Ведь сталинизм еще был силен, военная разруха давала себя знать, колхозник на земле и рабочий на заводе оставались рабами. Железны ...