Разделы


Материалы » Кириеевские

Кириеевские
Страница 3

Проявляя живой интерес к народному образованию, он в 1839 году принимает на себя обязанности смотрителя Белёвского уездного училища; в том же году подаёт попечителю Московского участкового округа графу С.Г.Строганову «Записку о направлении и методах первоначального образования народа в России». В 40-х годах безуспешно пытался занять кафедру философии в Московском университете.

С середины 1830-х годов в сознании Ивана Васильевича интенсивно протекают процессы, превратившие его в одного из лидеров славянофильства. В 1939 году он уже излагает некоторые тезисы славянофильства (в частности, о губительном формализме западной культуры). Со второй половины 1842 года с ним горячо спорит А.И.Герцен, отмечая в то же время точки сближения, особенно в критике современного положения о стране (Киреевский «знает гнусность настоящего»1). Общее впечатление глубокой внутренней драмы и разлада: «Он сломался так, как может сломаться дуб. Жаль его, ужастно жаль. Он чахнет, борьба в нём продолжается глухо и подрывает его»2.

Брата в это время рядом с ним нет. Пётр Васильевич ещё в 1835 году уезжает за границу. С 1837 после раздела имения он поселился в Киреевской слободке под Орлом, откуда лишь изредка наезжал к брату в Долбино, зимой – в Москву; чаще всего отправлялся в экспедиции за песнями. В эти годы Пётр Васильевич усиленно занимался подготовкой своего сборника к изданию. Однако дело затягивалось. Причина не только в сложности поставленной задачи – в собрании должны быть представлены все виды и жанры народной поэзии, но и в принципах работы с материалом: он составлял каждую песню из разных её вариантов. В течении четырёх лет П.В.Киреевский занимался подготовкой к печати свадебных песен, но издание это не состоялось. Наконец, в 1847 году он опубликовал 55 песен духовного содержания.

Творческий подъем происходит и в жизни Ивана Васильевича, которых становится фактически во главе «Москвитянина», опубликовав в нём «Обозрение современного состояния словесности» и несколько рецензий. Развивая славянофильские положения, он в то же время демонстративно отграничивал новую позицию журнала от официальной идеологии, которую представляли его прежние редакторы. Однако разногласия с издателем журнала Погодиным и подорванное здоровье заставили вскоре сложить с себя обязанности редактора. Вновь наступившее затем молчание было прервано лишь через семь лет – статьёй И.В.Киреевского «О характере произведения Европы и его отношении к просвещению России». Запрещение второго тома этого издания остановило возобновившуюся было критическую деятельность. Последняя большая работа Ивана Васильевича «О необходимости и возможности новых начал для философии» осталась незаконченной.

Показателем новой фазы воззрений критика является изменившееся отношение к античному наследию как существенной составной части западно-европейского типа просвещения «Древний классический мир» теперь интерпретируется как «торжество формального разума», и, следовательно, отсутствие его традиций не выдаётся более за коренной изъян отечественного просвещения. Для полноты образования, правда, формальное знание тоже необходимо, но зёрна «истинной образованности» несёт в себе просвещение исконно русское, поскольку оно покоится на внутреннем, нелогическом и неформальном устроении духа. В плане социологии этот тезис вел Ивана Васильевича к обличению буржуазного Запада, также духовного застоя в России и к построению своеобразной утопии: в искомом гармоническом миропорядке справедливость будет достигнута внутренним волеизъявлением и естественностью поведения каждого. Критик стремился к объединению человеческих способностей в высшем типе познания, в котором рациональное начало не исключается, но надстраивается сверх логическим и сверхнаучным. По его мнению, православие в наибольшей степени отвечает запросам современного философского сознания, так как, в отличие от католической и протестантской конфессий, устанавливает правильные отношения «между разумом и верою».

Идея истинного просвещения распространяется Иваном Васильевичем на все человечество – как идея создания «общества во Христе». Запад, в силу искажения христианского вероучения, распространившегося формализма и «всеобщего эгоизма», чрезвычайно далёк, по Киреевскому И.В., от искомой цели. Но и современное состояние России подвергнуто резкой критике: народ лишился «уважения к правде слова», ложь стала «грехом общепринятым», отношения людей отклонились от норм справедливости. Он приходит к выводу, что истинное просвещение – ещё не решенная задача как для Запада, так и для России.

Страницы: 1 2 3 4


Полезные статьи:

Избыточность речи как средство речевого комизма в речи рассказчика – героя
Речь героя рассказчика в комическом сказе Зощенко содержит много лишнего, она грешит тавтологией и плеоназмами. Тавтология - (греч. tautología, от tautó - то же самое и lógos - слово), 1) повторение одних и тех же ил ...

Тема войны в немецкой литературе. Ганс Фаллада (1893-1947)
Творчество Ганса Фаллады (псевдоним Рудольфа Дитцена) типично для литературы «внутренней эмиграции». Его первые романы были написаны в духе экспрессионизма. Фаллада не пошел за передовой группой экспрессионистов, зачинателей революционно ...

Д.В. Григорович
[В то время вся Академия [художеств] фанатически была увлечена Брюлловым; он сосредоточивал на себе все внимание, ни о чем больше не говорили, как о нем. Все академисты, от мала до велика, горели одним желанием: попасть в ученики к Брюлло ...