Разделы


Материалы » Особенности перевода лирики И.В. Гете на русский язык » Особенности перевода лирики И.В. Гёте на русский язык

Особенности перевода лирики И.В. Гёте на русский язык
Страница 4

Сердце, сердце, что случилось, Сердце, сердце, что такое?

Что смутило жизнь твою? Что смутило жизнь твою?

Жизнью новой ты забилось, Что-то странное, чужое;

Я тебя не узнаю. Я тебя не узнаю!

Все прошло, чем ты пылало, Все прошло, что ты любило,

Что любило и желало, Все, о чем ты так грустило,

Весь покой, любовь к труду,- Труд и отдых- все прошло,-

Как попало ты в беду? До чего уже дошло!

Беспредельной, мощной силой Иль тебя цветком росистым

Этой юной красоты, Эта девственность чела,

Этой женственностью милой Взором кротким, нежно-чистым

Пленено до гроба ты. Своевольно увлекла?

И возможна ли измена? Вдруг хочу от ней укрыться,

Как бежать, уйти из плена, Встрепенуться, удалиться,

Волю, крылья обрести? Но мой путь еще скорей

К ней приводят все пути. Вновь, увы, приводит к ней!

Ах, смотрите, ах спасите,- И меня на нити тонкой,

Вкруг плутовки, сам не свой, Безнаказанно шутя,

На чудесной, тонкой нити Своенравною ручонкой

Я пляшу, едва живой. Держит девочка-дитя;

Жить в плену, в волшебной клетке, Красоты волшебной сила

Быть под башмачком кокетки,- Круг заветный очертила.

Как такой позор снести? Что за странность – как во сне!

Ах, пусти, любовь, пусти! О любовь, дай волю мне!

Первые две строфы данных переводов почти не различаются, хотя гётевское «bedrängen» - следовало бы перевести «стеснять», но оба переводчика решили употребить глагол «смутить», полагаю, руководствуясь стилистическим трюком олицетворения и как к одушевлённому предмету, обращаясь к сердцу с риторическим вопросом. Следующая строка, как у А. Фета, так и у В. Левика, переведена, в целом, верно, но немного отличается смысловая окраска: у И.В. Гёте это скорее что-то среднее между испугом «welch ein fremdes» - и радостью – «neues Leben», а переводчики же не нашли золотой середины: у А. Фета – это скорее полноценный испуг «что-то странное, чужое;», а у В. Левика больше восторженное «Жизнью новой ты забилось».

Строки И.В. Гёте: «Weg ist alles, was du liebtest,/ Weg, warum du dich betrübtest,/ Weg dein Fleiß und deine Ruh - /Ach, wie kamst du nur dazu!» В. Левик в своём переводе опустил глагол «betrüben», вместо него возникли глаголы, способствующие одному из средств усиления образно-выразительной функции речи – градации: «пылало, любило, желало». Эти же глаголы являются составной частью аллитерации: «прош-ло, пыла-ло, люби-ло, жела-ло, попа-ло». В оригинале же в этом четверостишье, в первых трёх строках мы наблюдаем анафору, или единоначатие – повторение отдельных слов или оборотов в начале отрывков, из которых состоит высказывание, а именно лексическая анафора с употреблением слова «Weg…». Перевод этого четверостишья А. Фета на наш взгляд более адекватен, а вот насколько он поэтичен – решать вам… Странным представляется нам перевод следующих четырёх строк; похоже, оба переводчика воспользовались вольным переводом, руководствуясь своим пониманием И.В. Гёте. Следующее четверостишье удалось А. Фету, оно очень близко к оригиналу и в то же время красиво и поэтично. Не следуя по стопам И.В. Гете, шаг за шагом, он нашёл свой путь перевода, используя семантическое значение источника. Далее у В. Левика появляется строка, совершенно отсутствующая в подлиннике «Ах, смотрите, ах, спасите», - это оригинальный выход. В. Левик, не найдя подходящего эквивалента, применил структуру, довольно часто встречающуюся у И.В. Гёте, но не употреблённую в данном стихотворении. Но, в целом мы склоняемся к тому, что, не смотря на изобретательность В. Левика, его работа как профессионального переводчика по качеству и по поэтической красоте уступает стихотворному переводу А. Фета.

Следующий анализ интересен тем, что сравнивать нам предстоит переводы двух талантливейших поэтов, которые в равной степени считали И. В. Гёте своим учителем и наставником – В. Жуковского и А. Фета. Оба они переводили гётевскую балладу «Рыбак», написанную в 1778 году. Цикл баллад создавался И.В. Гете в пору творческой дружбы с Ф. Шиллером. Сочетание лирического, эпического и драматического начал делает такую балладу очень ёмким жанром поэзии « Der Fischer»:

Das Wasser rauscht', das Wasser schwoll,

Ein Fischer saß daran,

Sah nach dem Angel ruhevoll,

Kühl bis ans Herz hinan.

Und wie er sitzt und wie er lauscht,

Teilt sich die Flut empor;

Aus dem bewegten Wasser rauscht

Ein feuchtes Weib herfor.

Sie sang zu ihm, sie sprach zu ihm:

Was lockst du meine Brut

Mit Menschenwitz und Menschenlist

Hinauf in Todesglut?

Ach wüßtest du, wie's Fischlein ist

So wohlig auf dem Grund,

Du stiegst herunter, wie du bist,

Und würdest erst gesund.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8


Полезные статьи:

Диковины среднего возраста
В 1469 г. Хусейну Байкаре все-таки удалось занять гератский престол. По его просьбе Навои разрешается вернуться. В праздничный апрельский день он преподнес султану свою касыду «Новолуние», в которой искренне поздравил его с восшествием на ...

Любовная лирика в творчестве А.А. Ахматовой
Сразу же после выхода первого сборника "Вечер" в русской литературе произошла своеобразная революция - появилась Анна Ахматова, "вторая великая лирическая поэтесса после Сапфо". Что же революционного было в появлении А ...

Третий период творчества В.Хлебникова. (1917-1922)
Двадцатые годы – высший взлет поэтической мысли Хлебникова. В Октябрьской революции он увидел оправдание всей своей жизни, осуществление своего учения о законах времени и государстве времени. Сознанию людей двадцатых годов было присуще пр ...