Разделы


Материалы » Языковые средства создания комического в речи рассказчика-героя Зощенко » Алогизм как средство речевого комизма в речи рассказчика – героя

Алогизм как средство речевого комизма в речи рассказчика – героя
Страница 2

Слово Новороссийск повторяется пять раз, а слово едет (едет) – девять раз, и рассказчик никак не может развязаться со своей бедной мыслишкой, надолго застрявшей у него в голове».

Если Чуковский, приведя зощенковскую цитату, обращает наше внимание на косноязычие рассказчика, то автор другой, сравнительно недавней статьи считает необходимым особо подчеркнуть, что за этим косноязычием просматривается «система»:

«Смешно? Еще бы. Пока дочитаешь, обхохочешься. Но в этом долдонящем косноязычии своя система. Своя динамика. Свой сюжет…

Ну, прямо классицистическая стройность!

Таково мастерство. Но оно не то что самоцельно, оно попросту надежно спрятано от глаз. Однако четко объясняет нам способ нечеткого мышления персонажа.

Зощенко вовсе не занят стенографической (сегодня сказали бы: магнитофонной) записью поездного словотворения. Назойливо, до одурения повторяющаяся фраза о Новороссийске нужна герою-рассказчику затем, зачем нужен шест идущему через незнакомое болото по узенькой гати. И орудует рассказчик этой опорой точно так же, как орудуют шестом, - отталкивается ею. Продвигается вперед толчками.

Зощенковский персонаж не способен сразу, цельно передать свое ощущение. Нетвердая мысль его не топчется на месте, нет, но пробирается вперед с великим трудом и неуверенностью, останавливаясь для поправок, уточнений и отступлений».

Так же алогистичность речи можно заметить и в неправильном использовании грамматических форм, например:

«Если ты с их фамилии происходишь, то мы тебе покажем кузькину мать». («Великосветская история»)

«Я, говорит, против отца не злоупотребляю». («Виктория Казимировна»)

«Со мной допущено недоверие со стороны этой великосветской фамилии». («Великосветская история»)

«Он еще бьется больно клювом и крылами». («Виктория Казимировна»)

«Лежит часовой, безусловно, мертвый, и кругом – кража». («Виктория Казимировна»)

«Вот, думаю, какая парнишечка попалась» («Счастливое детство»)

Страницы: 1 2 


Полезные статьи:

"Легенда о великом инквизиторе" ф.м. Достоевского как утверждение свободы человеческого духа
"Легенда о Великом Инквизиторе"– вершина творчества Достоевского, увенчание его идейной диалектики. В ней нужно искать положительное религиозное миросозерцание Достоевского. В ней сходятся все нити и разрешается основная тема, т ...

Вольтер в идейной жизни России
В России еще при жизни своей Вольтер вызвал живой интерес. Он привлек к себе внимание русских писателей, поэтов, ученых. Знаменитый сатирик Антиох Кантемир был первым русским, завязавшим непосредственные связи с французским просветителем. ...

Парадокс как средство речевого комизма в речи рассказчика - героя
Парадокс - (греч. parádoxos - "противоречащий обычному мнению") - выражение, в котором вывод не совпадает с посылкой и не вытекает из нее, а, наоборот, ей противоречит, давая неожиданное и необычное ее истолкование (напр. ...