Разделы


Материалы » Загадка русской души в творчестве В.М. Шукшина » Загадка русской души в рассказах Шукшина

Загадка русской души в рассказах Шукшина
Страница 1

Появление в 1960-х гг. прозы Шукшина, было удивительным прорывом цепи официальной идеологии в сферу внимания к духовности. Создав особый мир «странных людей», «чудиков», «гениев одной души», он заставил понять, что мы, люди XXI в., по-прежнему стоим перед огромным белым пятном души человеческой. «Творческий путь Шукшина, - пишет А.И. Куляпин, - вместился в предельно короткий отрезок времени и был чрезвычайно стремительным. Видимо, отсюда ощущение своеобразного бега на месте или движения по кругу, но это впечатление обманчиво. Художественный мир писателя, отличается удивительной динамичностью .» [14, 45].

Шукшин, концентрирует внимание на реальности бытия души человеческой: душа предстает как нечто мощное, сильное, стержневое в человеке.

«Максим … вдруг ясно понимал: никогда он не объяснит, что с ним происходит, никогда жена Люда не поймет его. Никогда! Распори он ножом свою грудь, вынь и покажи в ладонях душу, она скажет - требуха. Да и сам он не верил в такую-то - в кусок мяса. Стало быть, все это - пустые слова. Чего и злить себя?

- Спроси меня напоследок: кого я ненавижу больше всего на свете? Я отвечу: людей, у которых души нету. Или она поганая. С вами говорить - все равно, что об стенку головой биться». Василий Шукшин. «Верую!» [14, 47].

В поисках первооснов русской духовной жизни Шукшин уходит в прошлое России, ищет их в современной ему жизни земляков, наконец, в себе самом. Исследователи творчества Шукшина усматривают источники духовной и нравственной силы русского человека в его единении с природой, с землей, в крестьянском укладе, утверждают: «Духовность есть народность» (Е. Черносвитов). В этом есть несомненная логика, но представляется, что сущность духовности героев кроется скорее в их человечности (духовность есть человечность).

Разрабатывая проблему души, Шукшин обнаруживает «искру души» своих героев в их действиях; духовное и бытийственное - это не два разных объекта, а моменты одного действия человека, поскольку события жизни суть только средства раскрытия душевного состояния героев. Может быть, поэтому писатель мечтал «свести бы людей в такой ситуации, где бы они решали вопросы бытия, правды. Рассуждать, размышлять, передавать человеческое волнение» («Если бы знать .») [13, 223].

Традиционно творчество Шукшина рассматривается как деятельность личности, чрезвычайно высоко оценивающей культуру, стремящейся к культуре, бережно охраняющей культуру от хамства, всезнайства, прямолинейности и односторонности (В. Горн, В. Коробов, и др.). Культура для него - стиль жизни, а не совокупность материальных и духовных ценностей; она - творчество «самой жизни» (А. Белый), а не заучивание готовых истин и усвоение готовых формул; культура для Шукшина смыслонесущий аспект человеческой деятельности и ее результатов, позволяющих индивидам осуществляться в особом жизненном мире.

Сейчас, когда культура России в определенной степени беззащитна, когда на смену советской культуре приходит «чужая» культура, а иногда и «полукультура», «недокультура», опыт шукшинского понимания и оценки культуры может стать основой для сохранения, возрождения и развития русской культуры; понимание ее как «монолита», как одной культурной нормы для всех, опасно для развития страны, поскольку ведет к индивидуальным и групповым конфликтам [3, 45].

История и логика становления отношения Шукшина к культуре сложна и в целом соответствует логике отношения всякого становящегося «Я» в 1950-1960-е гг. XX в. в России. Специфика Шукшина в этом смысле заключается в том, что он от «потребления» культуры («взахлеб», «запоем») перешел к творчеству, вследствие чего в одном пространстве его сознания сталкиваются, «толпятся» (B.C. Библер) разные культуры: культура то выступает в форме покоящегося предмета, принимаемого им (русская культура быта сибирской деревни, советские традиции средней школы, христианские традиции жизненного мира матери), то приобретает форму человеческой активности (Шукшин наедине с природой, во ВГИКе, в общении с друзьями, врагами, образами научной и художественной литературы). Поэтому рассмотрение вопроса об отношении Шукшина к культуре - это исследование роста его «Я» в культуре. «Культура, непосредственно связанная с Я (с субъектом, а не объектом), там зрела, где наука и искусство начинают пронизывать друг друга», - писал А. Белый в 1920 г. К сожалению, в нашей стране этого «пронизывания» до сих пор не произошло, но Ш. был одним из тех, кто бился над этим вопросом, боролся против «теней культуры», воевал против оглупления человека суррогатами науки (« .полунаука - это деспот» [1, 145].

Страницы: 1 2 3


Полезные статьи:

Новеллы и драмы в творчестве Клейста
Драмы и новеллы Г. фон Клейста отличаются острой конфликтностью. Герой в них становится, как правило, в напряжении, трагической ситуации, в которых проверяются все основные черты его характера. Первым опытом в области драматургии была тр ...

Разновидности стилей
Социально-речевые стили — это отличающиеся особенностями словоупотребления, многочисленные ответвления общенародной раз­говорной речи. Разговорная речь, безусловно, далеко не однородна: в ней выделяется много разновидностей, характер кото ...

Г В. Бондаренко
Известно, что Тарас Григорьевич учился грамоте у местного дьячка. После изучения «азбуковника» Тарас Григорьевич перешел к чтению псалтыри. Пришедши домой после уроков, Шевченко подолгу просиживал над псалмами, любуясь их поэзией, деклами ...