Разделы


Материалы » Поэзия Джона Донна

Поэзия Джона Донна
Страница 5

«Навсегда одним из ярчайших примеров кричащих противоречий в мировой литературе останутся поэзия и проповеди Донна, в которых заключены и непосредственный лиризм, глубокий психологизм, и воинствующая мистика».

«Когда Джон Донн входил в литературу, в Англии господствовала мода на любовные сонеты. Было принято следовать «петраркистскому канону», то есть слепо подражать Франческо Петрарке – итальянскому поэту ХIV века. Цикл сонетов назывался обычно именем Прекрасной Дамы. Эти воспеваемые дамы были на одно лицо, каждая возвышалась на пьедестале, гордясь своей неприступностью. В стихах Донна недосягаемая красавица превратилась в живую женщину из плоти и крови, отвечающую поэту взаимностью. Вместо отдаленного «она» или коленопреклоненного «ты» в поэзии появилось новое местоимение – «мы». Поменялось решительно все.

Стихотворение «К восходящему солнцу» начинается с бесцеремонного окрика: «неугомонное солнце», «зачем ты врываешься к нам?». Солнцу советуют отправиться прочь. Любовь не интересуют часы, дни, месяцы – «отрепья времени». Ничто не сравнимо с любовью, любовные властители земли позавидуют счастливым влюбленным. Это стихотворение провозгласило любовное ложе центром Вселенной».

«Экспансия любви не знает границ. Она подчиняет себе весь мир, который замкнулся в пространстве ложа, где солнце потревожило пробуждение мужчины и женщины».

И, несмотря на то, что в стихотворении «Лекция о тени», «он готов признать, что общему закону изменчивости подвластно все, даже любовь… чаще Донн, как бы продолжая традицию ренессансного восприятия любви, мыслит ее непреходящей ценностью и неразрывной связью. Именно так, в одном из самых известных его стихотворений – «Прощание, запрещающее печаль». Расставаясь с возлюбленной, герой стихотворения берется доказать, что печалиться не нужно, и для этого нанизывает ряд метафорических аргументов. И, чтобы придать доказательству законченность, наглядность, научность, Донн использует метафору-концепт. В качестве образа он выбирает циркуль, который, описывая окружность, завершает путь странствующего поэта.

Таков барочный рационализм, направляющий разум и риторику на познание иррационального, то есть неподвластного слову и разуму».

Как и «Прощание, запрещающее печаль», рассматриваемые нами стихотворения – «The Canonization» и «Love’s Deity» - относятся к поздней любовной лирике Джона Донна.

«The Canonization», как большинство религиозных стихотворений Донна, написано ямбом, что придает стиху стройность, напевность и облегчает восприятие произведения. Да и религиозные мотивы явно прослеживаются, о чем заявлено уж в названии.

Лирический герой обращается к своему (не названному по имени) оппоненту с просьбой не мешать ему любить, но просит он его об этом именем Господа – самым святым и неприкосновенным, что может быть у верующего человека: «For God’s sake hold your tongue, and let me love». Поэт говорит, что он сможет стерпеть любые насмешки и унижения ради своих чувств, ради того, чтобы ему позволили просто любить: «Or chide my palsy, or my gout ; My five gray hairs, or ruin'd fortune flout».

Герой задает собеседнику вопросы, заранее зная, что не получит на них ответы. Разве он преступник, опасный для окружающих его людей, разве он стремиться навредить им!? Вовсе нет! Он просто любит. В этих риторических вопросах – весь парадокс, вся ирония вмененных ему в вину выдуманных событий.

Любовь порой принимает причудливые формы. Она может преобразить влюбленных, дать им крылья, как у мотыльков («call her one, me another fly»), или же зажечь в них пламя, в котором, как две свечи, они сгорят («We’re tapers too, and at our own cost die»). Но потом, словно феникс, восстающий из пепла, воскреснут они из растопленного их страстью воска, но уже не как две разделенные половинки, а как одно целое: «By us; we two being one, are it; So to one neutral thing both sexes fit».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7


Полезные статьи:

Вместо предисловия
После смерти Бертольта Брехта прошло немало лет… Предсказания недоброжелателей не оправдались: драматургия и поэзия Брехта не только не ушли в прошлое, но с каждым годом приобретают все большее число друзей. Идеи Брехта по-прежнему совре ...

Абсурдный человек.
Для абсурдного человека нет вечности. Он принимает то время, которое «ему отпущено жизнью». Мораль воспринимается только одна: данная Богом, он живёт без этого бога. Вся жизнь пронизана бунтом. Человек изначально невиновен, но вседозволен ...

Школьные проказы
Однокашник Гоголя по гимназии Иван Сушков, помещик Полтавской губернии, рассказывал однажды за обедом у своего дяди, московского литератора Николая Васильевича Сушкова: "Никто не думал из нас, чтобы Гоголь мог быть когда-либо писател ...