Разделы


Материалы » Поэзия Джона Донна

Поэзия Джона Донна
Страница 1

Love's Deity

I LONG to talk with some old lover's ghost,

Who died before the god of love was born.

I cannot think that he, who then loved most,

Sunk so low as to love one which did scorn.

But since this god produced a destiny,

And that vice-nature, custom, lets it be,

I must love her that loves not me.

Sure, they which made him god, meant not so much,

Nor he in his young godhead practised it.

But when an even flame two hearts did touch,

His office was indulgently to fit

Actives to passives. Correspondency

Only his subject was; it cannot be

Love, till I love her, who loves not me.

But every modern god will now extend

His vast prerogative as far as Jove.

To rage, to lust, to write to, to commend,

All is the purlieu of the god of love.

O ! were we waken'd by this tyranny

To ungod this child again, it could not be

I should love her, who loves not me.

Rebel and atheist too, why murmur I,

As though I felt the worst that love could do?

Love might make me leave loving, or might try

A deeper plague, to make her love me too;

Which, since she loves before, I'm loth to see.

Falsehood is worse than hate ; and that must be,

If she whom I love, should love me.

Божественность

любви

Я долго беседовал с призраком одного влюбленного,

Который умер еще до рождения Бога Любви.

Я не мог себе вообразить, что он, так сильно любящий,

Окажется в бездне, любя ту, что насмехалась над ним.

Поскольку Бог высказал предназначение,

И порочная природа дает ей право на существование,

Я должен любить ту, что меня не любит.

Конечно, те, кто сделал его Богом, не подразумевали так много,

И он сам, только обретя божественную природу, не делал этого.

Но, когда огонь охватил два сердца,

Его долгом стало милостиво совмещать

Активное с пассивным. Соответствие

Только было его обязанностью. Это не может быть

Любовью, до тех пор, пока я люблю ту, что меня не любит.

Но каждый новый бог теперь расширяет

Свои полномочия до полномочий Юпитера.

Свирепствовать, вожделеть, предписывать, одобрять –

Все - полномочия Бога Любви.

О! Были ли мы разбужены этой тиранией,

Чтобы низвергнуть это дитя? Не может быть,

Что я вынужден любить ту, которая меня не любит.

Мятежник-атеист, почему ворчу я,

Даже испытав худшее, что могла породить любовь?

Любовь может отвратить от жизни с этим чувством, или же сотворить

Худшую напасть, заставив ее тоже полюбить меня.

Кого она любили до меня, я знать не хочу.

Вероломство хуже ненависти, но это будет оно,

Если та, что я люблю, будет вынуждена любить меня.

THE CANONIZATION

FOR God's sake hold your tongue, and let me love ;

Or chide my palsy, or my gout ;

My five gray hairs, or ruin'd fortune flout ;

With wealth your state, your mind with arts improve ;

Take you a course, get you a place,

Observe his Honor, or his Grace ;

Or the king's real, or his stamp'd face

Contemplate ; what you will, approve,

So you will let me love.

Alas ! alas ! who's injured by my love?

What merchant's ships have my sighs drown'd?

Who says my tears have overflow'd his ground?

When did my colds a forward spring remove?

When did the heats which my veins fill

Add one more to the plaguy bill?

Soldiers find wars, and lawyers find out still

Litigious men, which quarrels move,

Though she and I do love.

Call's what you will, we are made such by love ;

Call her one, me another fly,

We're tapers too, and at our own cost die,

And we in us find th' eagle and the dove.

The phoenix riddle hath more wit

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Полезные статьи:

Как Гоголь притворился сумасшедшим
В Нежинской гимназии, хотя и редко, но применялись телесные наказания. Нестор Кукольник рассказывает, как однажды, еще в нижних классах, Гоголь чем-то провинился и чтобы избежать наказания, притворился сумасшедшим. "Плохо, брат! - ск ...

Специфика реализации славянского фэнтези в белорусской литературе (на примере произведений Вл. Короткевича)
Фэнтези – жанр, который зародился в западной культуре, постепенно получивший своё развитие и в других культурах, в том числе и в славянской. Нельзя сказать, что этот жанр очень получил развитие в том числе и в белорусской литературе, но в ...

Заключение.
Целью данной работы было раскрыть жанровое своеобразие произведений Виктора Гюго «Последний день приговоренного к смертной казни» и Ф.М. Достоевского «Записки из Мертвого дома», «Кроткая», решить проблему принадлежности их к определенному ...