Разделы


Материалы » Постсоветская ментальность в зеркале публицистического дискурса

Постсоветская ментальность в зеркале публицистического дискурса
Страница 3

духовное потрясение правдой;

не каждый народ в состоянии выдержать такой мощный напор всесокрушающей правды;

от такого веса правды душа может надломиться;

сокрытие правды, новая неправда (не лучше);

настаивать на том, что миф о грядущем царстве коммунизма – это не миф, а правда спасения (это не улучшит духовную ситуацию в обществе);

цена идеалов, для сохранения которых приходится скрывать от народа правду;

опасность снова связывать судьбу народа с полуправдой;

смириться со страшной правдой;

помочь народу совладать с этой страшной правдой;

жить, как и все человечество, в мире с истиной и правдой;

предположение, что мы действительно руководствовались марксистской, коммунистической идеологией, ложно;

лживые и циничные репортажи о ‘загнивающем Западе’;

стыд за нашу жизнь во лжи;

подготовить себя морально к серьезному испытанию правдой;

посмотреть истине в глаза;

назвать вслух все уроки правды, за которые мы заплатили страшную цену;

уважение к каждой человеческой истине;

нет и не может быть альтернативы общечеловеческой морали, идеалам добра, справедливости и уважения к каждой человеческой истине;

никто в мире до нас не заблуждался так сильно в истине добра [Ципко 1990: 255-271].

Концепты правда, истина / неправда, ложь функционируют в качестве лингвориторических маркеров (статический тип) сосуществования антитезисных дискурс-универсумов в рамках одного национального дискурса. Устами публициста, говорящего от лица совокупной языковой личности этносоциума, во всяком случае, значительной его части, осуществляется восстановление деформированной лингвориторической картины мира. Лингвориторические переключатели из одного ментального пространства в другое в рамках одного контекста, переводящие одно и то же референциальное содержание ‘с языка Эдипа на язык всеведающих богов’, выступают одновременно и маркерами (динамический тип) феномена синтагматики дискурса, т.е. сосуществования в одном гетерогенном дискурсе двух или более дискурс-универсумов. В качестве распространенных типов переключения отметим следующие:

модель негативное цитирование (не подтвердилось + догма концептоносителей + оказалось);

модель действительное утверждение (оказалось, что…);

модель отказ в истинности (неверно, что…);

модель активное противоречие (никогда не + догма прежних концептоносителей; отнюдь не + догма прежних концептоносителей, напротив + альтернативный постулат; нельзя + инфинитив, не + деепричастие; только… и больше ничего);

модель вопросно-ответный ход (Что такое? + правильный ответ). Автор отвечает или сам, или устами авторитета; в результате ценности советской идеосистемы интерпретируются сквозь призму постсоветской ментальности.

Таким образом, публицистический дискурс перестроечной эпохи предстает гетерогенным, конститутивно полемическим. Дискурс–синтагматика антитезисного типа манифестирует столкновение двух лингвориторических картин мира, при котором языковая личность, исходя из исповедуемой ею иерархии культурных концептов – ‘общих мест’ как внешних топосов ценностных суждений [Волков 1995], представляет альтернативу в черном цвете, интерпретируя все, что осмыслялось ранее со знаком плюс, прямо противоположным образом. Столь ‘жесткие’ отношения языка и социальной среды, естественно, не могут не приводить к пагубным социокультурным последствиям.

Страницы: 1 2 3 


Полезные статьи:

Южная ссылка
Инзов, новый начальник Пушкина, сочувствовал либерально настроенной молодёжи. Он принял поэта под своё покровительство. Вскоре после приезда в Екатеринослав Пушкин простудился, и начальник отпустил его с семьей генерала Н.Н. Раевского на ...

Персонаж и характер
Персонаж легко превращается в героя в том случае, если получает индивидуальное, личностное измерение или характер. По Аристотелю, характер соотносится с проявлением направления «воли, каково бы оно ни было». В современном литературоведен ...

Произведения А.С. Пушкина, вошедшие в круг детского чтения
Первыми в круг детского чтения, как правило, входят сказки Пушкина, а нередко знакомство со сказочным миром поэта начинается с пролога к поэме «Руслан и Людмила» - «У лукоморья дуб зелёный…». Небольшое художественное пространство этого пр ...