Разделы


Материалы » Постсоветская ментальность в зеркале публицистического дискурса

Постсоветская ментальность в зеркале публицистического дискурса
Страница 2

Объектом исследования послужила публицистика демократического лагеря периода перестройки. В эпоху ниспровержения коммунистической идеологии она рассматривается как пагубная утопия, принесшая неисчислимые беды народу, попытавшемуся воплотить эту утопию в действительность. Предмет исследования – языковые средства, формирующие полюса истина и ложь в массиве идеологических суждений эпохи перестроечного прозрения, способы лингвориторического моделирования нового ментального пространства в процессе его утверждения на обломках рухнувшей идеологии. В центре внимания при анализе языкового материала находятся как сами представляемые истинными или ложными идеологические постулаты, так и лингвориторические маркеры антитезисных ментальных пространств и ‘переключатели’ из одного ментального пространства в другое – из ниспровергаемой системы ценностей в новую, точнее, возвращенную старую ценностную иерархию.

Исходя из вышесказанного, целью исследования явилось проанализировать постсоветскую ментальность, репрезентируемую публицистическим дискурсом, и сделать методологические выводы для образовательной политики российского общества. Задачи исследования:

представить типологические черты постсоветской ментальности, основываясь как на исследованиях других ученых, так и на собственном анализе языкового материала;

осмыслить публицистический дискурс как специфическую технологию моделирования ментального мира и идеологически центрированного формирования менталитета совокупной языковой личности этносоциума;

вскрыть лингвориторические механизмы моделирования в публицистическом дискурсе постсоветского ментального пространства, утверждающегося через демонтаж советской картины мира;

представить модели тоталитарного, посттоталитарного и демократического языкового сознания;

сформулировать актуальные для XXI века направления лингвориторической образовательной политики российского общества.

В данной работе рассмотрим некоторые лингвориторические механизмы ментального моделирования в постсоветском публицистическом дискурсе. В качестве ментальных пространств когнитивная лингвистика изучает те или иные типы контекстов, которые играют ведущую роль в процессе адекватного определения семантики дискурса. Важнейшая функция ментального пространства – моделирующее рассуждение. Условие ее эффективной реализации – “некоторые четкие механизмы и ограничения”, которые “люди действительно используют”: пространственные контексты; механизм контекстуального восхождения; ограничение на законные контексты; дистрибутивное ограничение; абсолютное и частичное наследование информации. Пространство, в рамках которого или по отношению к которому осуществляется понимание дискурса, выступает его фокусным пространством [Динсмор 1995: 401].

Органическая потребность языковой личности во внутренне согласованном дискурсе, интерпретирующем объекты и отношения любого пространства так, как если бы эти объекты и отношения принадлежали действительному миру, обусловливает целостность каждого из альтернативных ментальных пространств, образующих перестроечный публицистический дискурс как гетерогенный дискурс антитезисного типа. В его зеркале конец 80-х гг. ХХ века в России выступает эпохой прозрения посттоталитарной совокупной языковой личности. Антонимические концепты правда, истина / неправда, ложь, традиционно ключевые для русского национального дискурса как внешние топосы ценностных суждений в их образующей лингвориторическую картину мира иерархии, чрезвычайно частотны в данный период, например:

Страницы: 1 2 3


Полезные статьи:

Своеобразие жанра литературной сказки советского периода
Русская литературная сказка восприняла то, что было выработано традиционным фольклором (духовный опыт народа, идеалы и надежды, представления о мире и человеке, добре и зле, правде и справедливости - в совершенной, гармоничной, емкой, век ...

Признание мастерства талантливых поэтов
Высоко неся звание поэта, и Цветаева и Ахматова с большим уважением относились к читателю. М. И. Цветаева, например, считала, что чтение стихов – это акт творчества, большой труд души. «Чтение – прежде всего сотворчество… Устал от моей ве ...

Другие грани
Ахмадулина известна также переводами из грузинских поэтов (Г. Табидзе, С.Чиковани, А.Кандаладзе, М. Квиливадзе и др.) и как автор ярких, написанных высоким слогом эссе, посвященных друзьям, писателям и художникам [«Сны о Грузии», Тбилиси, ...