Разделы


Материалы » Варианты реализации специфики славянского фэнтези в русской и белорусской литературах » Специфика реализации славянского фэнтези в белорусской литературе (на примере произведений Вл. Короткевича)

Специфика реализации славянского фэнтези в белорусской литературе (на примере произведений Вл. Короткевича)
Страница 4

- Я ведаю гэтага чалавека, - сказаў Палачанін. - Ён выразаў ледзь не ўвесь мой горад .

- Ратуйце мяне, ратуйце! Я няшчасны цар Іван! - даляцела з вышыні.

- Дакуль ён будзе лётаць? - спытаў нехта.

- Пакуль такія, як ты, не кінуць яго хваліць, - сказаў Перавозчык.

- А хто гэтыя жанчыны? - спытаў Палачанін.

- Гэта яго жонкі . А той - ягоны сын.

Выліваха толькі рукамі развёў:

- Жонкі?

- Але.

- То мне будзе яшчэ горш. Шчаслівы, у яго было толькі дзевяць».

В произведении души после пересечения реки попадают в дом Смерти: « .Іх прывялі ў пакой з голымі сценамі, прыймовы пакой Смерці. Толькі двое дзвярэй было ў ім: тыя, праз якія яны прыйшлі, і другія, куды яны павінны былі пайсці і знікнуць.». Из этой комнаты ещё никто не возвращался, всех, кто сюда попал, ждала одна участь –полное забвение.

Нет конкретного представления о том, что ждёт за чертой, после пересечения реки: в мифах одних народов ожидает что-то действительно похожее – такой же мрак, но с тем отличием, что души всё же редко попадают на суд именно к смерти; в верованиях других народов – свет. Но суд у смерти вызывает у душ далеко не самые приятные ощущения, так как сама атмосфера располагает к ужасным ощущениям: «Пакой быў высокі, як касцёл, і вострыя скляпенні губляліся ў цемры, а за стральчастымі вокнамі ляжала вечнае цямноцце. І пакой быў пусты - толькі стол, ды два крэслы, ды шахматная дошка на стале.

Сцены былі ўсе абцягнуты шэрым пыльным сукном. Проста перад Вылівахам, у дальнім муры, былі нізкія цёмныя дзверы, самыя апошнія, якія існавалі і ў свеце Памяці і ў свеце Забыцця. Усю тую сцяну і дзверы засноўвала павуцінне. Як чорныя бліскучыя праменні, беглі ва ўсе бакі ніці таўшчынёю з руку.»

Что касается забвения, то это тоже ещё не совсем конец, как принято считать в мифологиях разных народов: впереди перерождение: «Обратите внимание - пересечена не просто река, а Река Забвения. Это значит, что обратной дороги для умершего уже нет. С другой стороны, всё, что осталось сзади, покрыто забвением. Пересечение Реки означает, что для умершего больше не существует ни родственных связей, ни данных обещаний, ни обид, ни долгов, ни множества других вещей, наполняющих сознание живых. На всём этом - печать забвения. Пересёкшего реку больше ничего не связывает с "этим" миром. Его ожидает новая "жизнь" или то, что можно под этим подразумевать. Суммарный анализ религиозных систем на эту тему позволяет сделать следующие выводы:

· если человек воспринимал себя как одиночку, не связанного узами кровного родства или религиозной принадлежности, ему предстоит следующее перерождение в той энергетической конфигурации, которую он "заслужил" своей жизнью. Вёл себя как животное - родится животным; жил "по человечески" - родится человеком. "Богоподобный" образ жизни подразумевает рождение святым и т.д.

· если человек чувствовал себя частью коллектива родственников или религиозной системы, ему предстоит слияние с совокупным телом этой системы. И его дальнейшие перерождения будут зависеть от возможностей системы

Перерождения не избежать ни в каком случае, ибо, ещё раз повторимся, совершенствование возможно только в "этом" мире. Пока личное свечение не будет доведено до свечения Изначальной Сущности, перерождения будут совершаться одно за другим. Естественно, это лучший вариант. Ибо только таким способом возможно "растворение в бесконечной Радости, Знании и Совершенстве». (bear-loka.spb.ru/books/wardeath/page7)

Правда, в «Ладдзе роспачы» об этом ничего не говорится, забвение там – это конец. Человек теряет жизнь и память «благодаря» Арахне – ещё одному мифическому существу в этом произведении: «І, як пачварнае чорнае сонца, сядзеў у збегу гэтых праменняў кашлаты велічэзны павук са срэбным крыжам на спіне - Арахна, якая тчэ павуцінне вечнасці… Павук варухнуўся і стаў спускацца ніжэй.

- Яна вып'е з цябе жыццё і памяць. Не палохайся, гэта хутка». Конечно же, никто из загробного мира ещё не возвращался, но люди всегда хотели верить, что это возможно. Отсюда и возникновение мифов о тех, кто нашёл путь назад оттуда, откуда никто и никогда не вернулся. Одним из самых известных мифов о возвращении из загробного мира стал миф об Орфее и Эвридике: «Орфей, великий певец, сын речного бога Эагра и музы песнопений Каллиопы, жил во Фракии. Его женой была нежная и красивая нимфа Эвридика. Прекрасное пение Орфея, его игра на кифаре не только увлекали людей, но зачаровывали растения и животных. Орфей и Эвридика были счастливы, пока на них не обрушилась страшная беда. Однажды, когда Эвридика со своими подругами нимфами собирала цветы в зеленой долине, их подстерегла спрятавшаяся в густой траве змея и ужалила жену Орфея в ногу. Яд быстро распространился и оборвал ее жизнь. Услышав скорбный плач подруг Эвридики, Орфей поспешил в долину и, увидев хладное тело Эвридики, нежно любимой жены, пришел в отчаяние и горько стенал. Природа глубоко сострадала ему в его горе. Тогда Орфей решился отправиться в царство мертвых, чтобы увидеть там Эвридику. Для этого он спускается к священной реке Стикс, где скопились души умерших, которых перевозчик Харон на ладье отправляет во владения Аида. Сначала Харон отказал Орфею в просьбе переправить его. Но тогда Орфей заиграл на своей золотой кифаре и чудной музыкой очаровал мрачного Харона. И тот перевез его к трону бога смерти Аида. Посреди холода и тишины подземного царства зазвучала страстная песня Орфея о его горе, о муках разбитой любви к Эвридике. Все, кто были рядом, поразились красотой музыки и силой его чувства: и Аид, и его жена Персефона, и Тантал, забывший о терзавшем его голоде, и Сизиф, прекративший свою тяжкую и бесплодную работу. Тогда Орфей изложил свою просьбу Аиду вернуть на землю жену Эвридику. Аид согласился ее выполнить, но при этом изложил свое условие: Орфей должен следовать за богом Гермесом, а за ним пойдет Эвридика. Во время же пути по подземному царству Орфею нельзя оглядываться: в противном случае Эвридика покинет его уже навсегда. Когда появилась тень Эвридики, Орфей пожелал ее обнять, но Гермес велел ему этого не делать, так как перед ним лишь тень, а впереди долгий и трудный путь.

Страницы: 1 2 3 4 5


Полезные статьи:

Загадка русской души в рассказах Шукшина
Появление в 1960-х гг. прозы Шукшина, было удивительным прорывом цепи официальной идеологии в сферу внимания к духовности. Создав особый мир «странных людей», «чудиков», «гениев одной души», он заставил понять, что мы, люди XXI в., по-пре ...

Мой любимый герой
У каждого человека, я думаю, должен быть любимый литературный герой, о котором он постоянно вспоминает, старается быть не него похожим. Говорить о любимом герое лучше всего тогда, когда он произвел незабываемое впечатление, оставил глубок ...

На приступ городов
Эти города построены для тебя. Они Радостно ждут твой приход Распахнуты двери домов, и столы Уже накрыты к обеду. В январе 1921 года аугсбургская газета в последний раз напечатала рецензию Брехта. Он окончательно стал мюнхенцем и нач ...