Разделы


Материалы » Гоголевские традиции в изображении чиновничества в рассказах Чехова

Гоголевские традиции в изображении чиновничества в рассказах Чехова
Страница 2

Таким образом, мы можем проследить трансформацию своего же отношения и к Башмачкину и к Червякову. В первом случае от жалости к сожалению, во втором от жалости к смеху. Так как в нелепой смерти Червякова виноват всего лишь чин, что-то незримое, давящее, но хорошо ощущаемое, заставляющее трепетать нижестоящих по званию и пресмыкаться (в случае Червякова – до смерти) перед теми, кто дослужился до более высокого. Здесь происходит расхождение и принципиальное различие между чеховскими чиновниками и чиновниками гоголевскими. Чехов доводит анализ сущности чиновничьих отношений до логического конца. Оказывается, дело не просто в субординации по службе, а гораздо глубже – уже в самом человеке. Чехов не пытается обусловить проблему социальными причинами, а, укоряя, высмеивает внутреннюю несостоятельность самого человека. Повышенное, болезненное внимание его к мелочам повседневности проистекает из духовной пустоты и самонедостаточности личности, ее «малости» и никчемности.

К типу «мелких» чиновников, над которыми нависает не уважение к званиям, стоящим выше, а паническая боязнь сделать что-нибудь не так, показаться глупее, чем есть на самом деле, относится Тонкий, герой рассказа «Толстый и Тонкий». Он – главный объект осмеяния, который начинает лебезить перед своим бывшим сослуживцем после того как узнает его анкетные данные. Падение чувства личности, потеря своего «я» человеком доведены в рассказе до критического предела. Чехов отражает на примере Тонкого и Червякова рабское начало русских людей. В последние годы жизни Чехов пометил в записной книжке: «Нигде так не давит авторитет, как у нас, русских, приниженных вековым рабством, боящихся свободы… Мы переутомились от раболепства и лицемерия». При этом писатель улавливает кровную связь холопства и деспотизма: одно порождает, поддерживает и питает другое.

В рассказе Чехова «Орден»показана вся важность чинов, все ничтожество личности перед «маленькой штучкой», которая, по словам Пустякова, «рублей пять, не больше стоит, а какой фурор производит!». Пустяков болеет всеобъемлющей болезнью русских чиновников – «хлестаковщиной», которую подробно изучил и представил в «Ревизоре» Гоголь. Ее симптомы (наравне со взяточничеством) - стремление выглядеть статнее, выдавать желаемое за действительное, хвастливость и лживость. Это немного иной тип героя, чиновник не мелкий, но мелочный. Пустяков жаден до такой степени, что единственной его заботой остается мысль о том, знай бы он, что так выйдет, «нацепил» бы позначительнее орден. Вспомним Платона Ковалева из гоголевского «Носа», который именует себя «маиором», потому что офицерские чины считались на класс выше, чем соответствующие им статские. Ковалёв таким образом повышал себя в чине.

Но у истории Пустякова счастливый конец. Герой безгранично радуется находке себе подобного в обществе приближенных купца Спичкина. Он хвастается дамам чужим орденом, важно расхаживает по комнатам. «На душе у него было легко, вольготно, хотя и пощипывал под ложечкой голод». В последней фразе отражается вся неподражаемость Чехова. Автор на фоне глобальной проблемы напоминает нам то, что причиной голода Пустякова явился тот самый орден, который он правой рукой прикрывал во время обеда, таким образом доказывая нам мелочность и мелкость лженосителя ордена.

Сопричастность и приверженность к творчеству Гоголя ярко проявляется в детализации чеховских героев. Первым поэтом, жадным до мелочей, был, конечно же, Гоголь. « .рассмотрите их, хотя в микроскоп, если так они не останавливают вашего внимания . Разве мы не можем эту раздробленную мелочь искусства превратить в великое?»[2]. В поэтике же Чехова больше метафоричности, тонкости, но он перенял и сохранил ту натуральность, материальную плотность гоголевского определения.

Страницы: 1 2 3


Полезные статьи:

Принципы новой литературы в изложении Виктора Гюго и его «Последний день приговоренного к смерти».
«Имя Виктора Гюго по праву стоит в одном ряду с именами лучших представителей мировой культуры». Сын знатной дамы и простого капитана, участника подавления контрреволюционного восстания в Вандее, Виктор Гюго проводит детство в постоянных ...

Гибель
28 декабря 1925 года Есенина нашли в ленинградской гостинице «Англетер» повешенным на трубе парового отопления. Последнее его стихотворение — «До свиданья, друг мой, до свиданья…» — было написано в этой гостинице кровью, и по свидетельств ...

Поэты
Юнус Эмре (к 1240—1320) Место его рождения неизвестно, но есть сведения, что он был учеником дервиша Тапдук Баба, который обосновался в районе реки Сакарья, примерно по середине между Анкарой и Эскишехиром. Значит, период своего приобщен ...