Разделы


Материалы » Литературные переводы произведений Байрона

Литературные переводы произведений Байрона
Страница 3

Блок не питал никаких иллюзий и предвидел, что борьба с "темными царством", существующим не только вовне, но "раскинувшимся" в душе самого поэта, чревата тяжкими поражениями и приступами отчаяния и безнадежности. Опору себе и своим надеждам Блок искал и находил в свободолюбивой лирике Байрона.

Из дневника в Кефалонии.

Встревожен мертвых сон, - могу ли спать?

Тираны давят мир, - я ль уступлю?

Созрела жатва, - мне ли медлить жать?

На ложе, - колкий терн; я не дремлю;

В моих ушах, что день, поет труба,

Ей вторит сердце .

У Блока был разрыв с соратниками по литературному направлению, со своими друзьями, теми людьми, которые были близки им, разделяли его взгляды. Не находя поддержки среди современников, Блок обращался к предшественникам, из которых Байрон был наиболее яркой, приемлемой фигурой для тогдашнего Блока, с его максимализмом и жаждой справедливости.

И возможно, именно Байрон помог ему пережить этот кризисный момент его жизни и привел к созданию стихотворных циклов, таких как "На поле Куликовом".

Борис Пастернак также обращается к переводам в один из сложных моментов своей жизни, что дает мне основание выявить определенную закономерность: обращение к творчеству Байрона происходит в сложные периоды жизни поэтов.

Пятидесятые годы были сложными в духовном состоянии Пастернака. Физически это вылилось в обширный инфаркт, врачи серьезно опасались за его жизнь. В его стихах этого периода звучит тоска и страх; иногда возникает сомнение в правильности пути, в письмах и разговорах прорывается трагизм одиночества, изолированности и двойственности положения в литературе. И снова на помощь приходит Байрон:

Когда время мое миновало,

И звезда закатилась моя,

Недочетов лишь ты не искала

И ошибкам моим не судья.

Не пугают тебя передряги,

И любовью, которой черты

Столько раз доверял я бумаге,

Остаешься мне в жизни лишь ты.

От того-то, когда мне в дорогу

Шлет природа улыбку свою,

Я в привете не чую подлога

И в улыбке тебя узнаю.

Когда ж вихри с пучиной воюют,

Точно души, в изгнанье скорбя,

Тем-то волны меня и волнуют,

Что несут меня прочь от тебя.

И хоть рухнула счастья твердыня,

И обломки надежды на дне,

Все равно: и в тоске и унынье

Не бывать их невольником мне.

Сколько б бед ни нашло отовсюду,

Растеряюсь - найду через миг,

Истомлюсь - но себя не забуду,

Потому что я твой, а не их.

Сравнивая Блока и Пастернака, можно провести еще одну параллель. Наряду с переводами, каждый в это время писал одно из своих центральных произведений: Блок -"На поле Куликовом", Пастернак -"Доктор Живаго". То есть, творчество Байрона становится необходимым человеку не только для преодоления сложного момента его жизни, оно является еще и мощным "генератором" идей и его поэзия пробуждает в человеке что-то индивидуальное, особое, возможное только на этом этапе его жизни. Это приводит меня еще раз к выводу, что Байрон свой для каждого поколения и для каждого человека в этом поколении. И более того, свой для каждого периода жизни этого человека. И несмотря на все увеличивающийся временной отрезок, отдаляющий нас от него, Байрон остается современным.

Страницы: 1 2 3 


Полезные статьи:

Символизм в мировой литературе
Символизм как литературное направление сложился во Франции уже в 70–80‑е годы XIX века. Новое течение явилось порождением глубокого кризиса, охватившего европейскую культуру в конце XIX – начале ХХ в. Для этого кризиса было характер ...

Истоки обращения Бунина к русскому народному творчеству.
Обращение к народному поэтическому творчеству, характерное для русской литературы на всех этапах ее развития, было свойственно и писателям начала ХХ века, представителям самых различных школ и направлений – от Горького и Короленко до Блок ...

Бычачьи глаза
Тимофей Пащенко рассказывает, что в гимназии у них был товарищ, Михаил Риттер, - большого роста, чрезвычайно мнительный и легковерный юноша. У него был свой лакей, старик Семен. Гоголя заинтересовала чрезмерная мнительность товарища, и он ...