Разделы


Материалы » Внетекстовое и текстовое пространство и законы их взаимодействия » Пространственно - временные образы в эпиграфах к главам романа, их художественные функции.

Пространственно - временные образы в эпиграфах к главам романа, их художественные функции.
Страница 2

Да, такая Россия для молодого Петруши Гринева - “сторона незнакомая”, ему в ней без вожатого, без помощника не обойтись.

Итак, уже в эпиграфе автор, используя метафорический тип построения пространства, создает образ России, незнакомой, чужой, в которой трудно найти правильную дорогу.

Внетекстовое пространство легко переходит в повествовательный мир произведения, мир, созданный во второй главе романа.

Ключевым образом этой главы является образ бурана. Это образ, сочетающий в себе и пространственное, и временное значение.

Н.Н. Петрунина пишет, что у Пушкина “картина бурана органически вплетается в облик края, где разворачивается действие”, “однажды определившаяся тональность рассказа (достоверного, осязаемого, конкретного, насыщенного приметами страны и быта) распространяется и на описание метель”.

Пушкин изображает буран в соотношении с человеком, развертывания картины бурана включено в повествование о движении героев по степи.

Автор использует здесь метафорический тик построения хропотопа не случайно.

Буран, метель - это космический враг, который вовлекает в свое бесприютное российское пространство и дворянина Гринева, и предводителя народного восстания Пугачева.

Важную роль играет художественная деталь - “белое облачко”. Всего одна детал, но как она выразительна! Деталь у Пушкина самодостаточна, автономна, очень значима. Она призвана создать ощущение ясного, понятного мира, “своего” пространства, в котором герой чувствует себя в безопасности: “Не вижу ничего, кроме белой степи и ясного неба .” Это белое и ясное пространство - полотно жизни, на котором возникнут следы Гринева. Он сам пока что белое и ясное пространство. Петрушка Гринев покинул родительский дом - символ тепла, уюта, понимания, где границей, охраняющей человека, являются двери, стены. Он нарушил границу своего микроклимата, а это всегда чревато.

Не случайно у Пушкина это "белое облачко"- предвестник бурана, ведь вслед за ним возникает метафорический образ “печальных пустынь”, покрытых снегом, - символ вечного, адского холода, в котором легко можно выморозить душу, потерять нравствен­ные ориентиры.

Образ бурана как символа вечного хаоса Пушкин создает, используя прием градации: “Ветер между тем час от часу становился сильнее. Облачко обратилось в белую тучку, которая постепенно облегало небо. Пошел мелкий снег - и вдруг повалил хлопьями; в одно мгновенье темное небо смешалось со снежным морем”. Постепенность заменяется внезапностью, быстротой. В эту мутную круговерть бурана (мира хаоса) попадают герои романа.

Из белого и ясного пространства возникает что-то черное и незнакомое, что возникло из смешения стихий: или волк, или человек.

Мне кажется, что буран у Пушкина, как властная стихия, несущая в них “мрак и вихрь”, - это еще и пограничное пространство между микрокосмосом (это и есть сам человек) и обтекающим его жизнь великим Космосом. Это, на мой взгляд, самый напряженный, конфликтный, чреватый внезапными встречами и неожиданными поворотами судьбы участок художественного пространства в романе. Ведь именно это символическое буранное пространство привело в соприкосновение русского офицера, дворянина Петра Гринева и предводителя народного восстания Пугачева.

Метафорический тип построения хронотопа встречи здесь неслучаен. Хронотоп встречи выполняет важную художественную функцию: он преломляет в себе духовные движения героя, становясь косвенной оценкой того нравственного выбора, который вынужден будет сделать Гринев как человек и как офицер-дворянин, выбора, который будет сопряжен с глубокими внутренними противоречиями в душе героя.

Из буранной степи вышел к Гриневу его вожатый (Пугачев). Он уже стоит на твердой дороге, по которой поведет Петрушу в сторону ему, Пугачеву, знакомую - в стихию народного бунта.

Таким образом, хронотоп эпиграфа и второй главы романа представляет собой своеобразный микромир, “вселенную в миниатюре” И микромир этот представляет собой не простое, а сложное целое ("как бы Россия в России"). Это пространство двулико и призвано осуществить цель, исторически значимую” - привести в столкновение две силы России - дворянство и народ.

Эпиграф ко 2 главе романа не только создает эмоциональный фон, на котором будет развиваться события романа, но выполняет роль философского обобщения: здесь, на романном пространстве столкнутся два мира, люди, исповедующие разные идеалы, даже говорящие по-разному, столкнутся две России, Пока эпиграфы к роману помогают наметить этот основной конфликт эпохи.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7


Полезные статьи:

Античные мотивы в поэзии Валерия Брюсова. Валерий Брюсов – родоначальник русского символизма
Знаменитый поэт, прозаик, переводчик, редактор, журналист, видный общественный деятель Серебряного века и первых послеоктябрьских лет, Валерий Яковлевич Брюсов (1873—1924) на рубеже уходящего и наступающего веков, увлекшись модными францу ...

Средства комизма в речи рассказчика – героя в произведениях Зощенко
Исследовав речь рассказчика - героя в произведениях Зощенко, в работе остановимся на наиболее ярких, на наш взгляд, средствах комического, таких как каламбур, алогизм, избыточность речи (тавтология, плеоназм), употребление слов в непривыч ...

Основная часть
Цель моей исследовательской работы - определить, насколько пьеса Е.Л.Шварца «Тень» - произведение самостоятельное. Будучи знакомой с таким яркими, неординарным произведениями Евгения Львовича, как «Обыкновенное чудо», я предположила, чт ...