Разделы


Материалы » Шпаргалки Зарубежная литература » Топология метафизического пространства: Ф. Кафка «Замок». В.А. Серкова

Топология метафизического пространства: Ф. Кафка «Замок». В.А. Серкова
Страница 7

Потому следует признать, что мы допустили условность, полагая, что все события романа совершаются между двумя телами, удерживаемыми на постоянном расстоянии друг относительно друга: графом, о котором нельзя сказать ничего определенного и К., о котором мы читаем историю-роман.

Для Замка К. — геометрическая точка, с ничего не значащим именем, с определенной профессией, с предписанным местом пребывания. Он — тело, подлежащее постоянной процедуре обозначивания, но уникальность этого тела для нас состоит в том, что процесс его описания постигает некоторого рода паралич, машина описания как бы пробуксовывает. В чем состоит изъян замкового метода и почему поведение К. не может быть организовано, означено, расписано, кодифицировано, и почему само существование К. не может подлежать полной регистрации, каталогизации, архивированию. Другими словами, почему оно не оказалось полностью усвоенным Замком. В чем состоит способность К. противостоять полной канцелярской утилизации, почему К. ускользает в описаниях, почему его тело и его пространство постоянно меняются и никак не остаются в отведенном им пространстве точки. В некотором смысле здесь проявляется родство двух столь разнящихся тел — графа и К. — оба они оказываются телами, невозможными для описания.

К. как означаемое, как вещь, проработанная в системе понятий, как нечто, исчерпанное понятием, — в этом состоит цель канцелярской работы Замка по созданию системы предикации К. Она ведется над ним постоянно и со всех сторон — все осуществляют над ним непрестанное наблюдение — хозяин и хозяйка гостиницы, помощники К., которых скорее можно назвать его соглядатаями, Фрида, не говоря уже об уполномоченных чиновниках, допрашивающих К., который оказывается как бы заложенным в большую вычислительную машину, которая создает бесконечные К.–модели. Но К. умеет использовать эти описания, он разрабатывает такую стратегию, которую можно было бы назвать «спасением от ближних», используя выражение Кафки. Это выражение следует использовать здесь в обоих значениях, точнее в двусмысленности этого выражения: К. не столько старается избавиться от назойливых взглядов всех тех, кто оказывается в одном с ним пространстве, но наоборот, как бы подставляет себя под чужие, явно не сочувствующие ему взоры и мнения. К. использует наблюдения всех, кто населяет окружающее его замковое пространство, в качестве так называемого «онтологического доказательства», разработанного еще в средневековой схоластике Ансельмом Кентерберийским. Оно заключается в том, что если есть понятие, то есть и то, что этим понятием определяется. К. использует механизм означивания в качестве средства, сдерживающего силы его вытеснения из Замкового пространства. Те, кто постоянно приглядываются к К., тем самым подтверждают его наличие в Замке, удостоверяют присутствие тела, над которым постоянно довлеют ничтожащие его силы. Взглядами других он постоянно напоминает о себе самом и эта его деятельность не оказывается совсем уж безрезультатной. Своими парадоксальными поступками и неуместными словами К. поддерживает интерес к себе. Он вступает в игру и представляется в роли землемера, он заводит любовные интрижки, он подает бумаги, и нет ничего непоследовательного в том, что он абсолютно уверен в тщетности этих своих действий на большую перспективу, дело заключается в том, что К. борется не за положение в Замке, а просто против сил абсолютного изничтожения, своими непоследовательными и казалось бы бессмысленными поступками он каждое мгновение воспроизводит свое существование, противится полному своему устранению из мира.

Но чтобы противоборствовать Замку, недостаточно просто наличествовать, ведь все тела отбрасываются за границы Замка центробежными силами. К. постоянно наращивает мощность своего присутствия на замковой границе для того, чтобы самому стать пространственной воронкой, самому стать источником порождения центробежных и центростремительных сил.

Кафка превращает этого ничтожного, никем непризнанного героя в своего рода универсальную меру совершающихся в Замке событий. К. оказывается значительным в этом пространстве телом в том смысле, что он как никто другой может провоцировать Замок на несвойственные его природе действия, раскрывающие тем самым скрытую замковую природу. Он не только выстраивает свою собственную историю, но навязывает ее Замку, вовлекает его не только как свидетеля, но и как участника своей жизни.

Страсть К. к покорению пространства, преодоление маленьких отрезков пути, равных по мощности затраченных на это усилий многотрудным утомительным переходам, это постоянное кочевье К. по Деревне и по периметру Замка, его наскоки на чужую территорию действительно делает его похожим на первобытного номада, подбирающегося к непонятному укреплению, за которым сокрыто замкнутое цивилизационное образование. Ни любовная страсть, ни уют дома, ни покой обывателя не могут подавить его инстинктов покорителя пространства. Более того, он рискует потерять свою собственную территорию, которая есть ничто иное как его тело, речь, таким образом в романе постоянно ведется о таком противоборстве, ценой которого является завоевание территории жизни. И К. понимает с абсолютной ясностью, что победа Замка одновременно должна быть ознаменована его, К. смертью.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9


Полезные статьи:

Пространности стиля
Пространности стиля способствует употребление опреде­ления понятия вместо имени; например, если сказать не «круг», а «плоская поверхность, все конечные точки которой равно от­стоят от центра». Сжатости же стиля способствует противопо­ложн ...

Античные пристрастия Валерия Брюсова
Справедливо замечание М. Гаспарова, немало поработавшего над подготовкой издания сочинений В.Я. Брюсова, относительно двух периодов в его творчестве (ранние стихи и поздняя проза: 1890-е и 1910-е годы), когда античность играла особенно за ...

Экспрессия звука в творчестве Б. Пастернака
На протяжении своего творческого и жизненного пути Пастернак испытывал влияние двух стихий – музыки и живописи, чему способствовала среды, в которой рос и воспитывался поэт. Пастернака по полному праву можно назвать художником слова. Уже ...